25 нояб. 2012 г.

Память (Свеча на окне)

"Элину я вообще не понял, я же историк по образованию, и такие пассажи мне трудно понимать о чем это? если бы Элина чуть лучше знала историю то она бы дописала свой пассаж до логичного завершения: Многие дети, все-таки пережившие Голодомора их и так было немного, - своих детей уже не родили, а те которые родили были убиты в кровавой войне , а те которые не убиты погибли от голода в 47-48,ну а те немногие счастливчики которым удалось выжить были отправлены кроваой гебней на колыму"

Из фейсбучных дебатов о Голодоморе - авторская орфография сохранена.
Иностранцам поясню: сегодня был День памяти Голодомора. Люди ставили вечером свечи в окна, многие, а том числе и я, постили их в Интернете. Другие называли это лицемерием. Может, и так. У каждого своя правда.


- Нет, ну я свои десять лет в лагере отсидел за дело, украл, надо было искупить.
- Что же вы украли?
- Пять картофелин с колхозного поля. 14 мне было, взрослый, должен был отсидеть, за дело...

- Когда и мама умерла - мне пять лет было - я взяла свою ложку, у меня ложка была, деревянная такая, взяла - и пошла к дяде. Я распухшая была от голода, в язвах, они боялись, вдруг у меня какая-то зараза, заражу их детей. Дядя вышел, взял у меня ложку и закинул в бурьяны. А потом спустил собаку. Собака подбежала, держит руку мою во рту, плачет и не кусает...

- А когда объявили этот указ, чтобы все, значит, отдать, отец пришел домой, лег на лавку. Лег - и запел: "Нечего тебе, мать, печалиться, надо тебе мать веселиться". Свадебная песня, на свадьбах ее пели а он ее на поминки свои...

- Отца давно забрали, потом мать увели. Мы, дети, три дня сидели в пустой хате, все у нас выгребли, еду, вещи - все. Остались в печи одни буряки, они не взяли. Мы сначала их съели, а потом и ошметки. Сидим в нетопленой хате, сбились к печке, доедаем эти очистки. А тут комиссар приходит: что едите? Из печи котел вывернул, доски с пола сорвал - искал. Свои его останавливали, мол, посмотри, дети одни, шкурки от свеклы доедают, а он - нет. Раз едят, значит, еще что-то осталось. Насилу они его увели...
 


 Из интервью детей 33-го года, взятых в 1989 году для съемок моего документального фильма "Дети 33-го". Фильм не выжил, времена были не те. Наверное, тех, кто, переступив через страх и запреты, рассказывал тогда о себе, тоже уже нет в живых - никого. У нас пару лет были серьезные неприятности - от ночной погони по грунтовке, когда колеса грузовика  практически затянули под себя наш "газик", до более мелких в виде историка, требовавшего моего исключения из института за неуважение к его предмету. 
Все минуло. Сегодня я просто зажигаю свечу. Я жива. Я помню. Вы, умиравшие одинокими, слышите где-то там? Я все пересказала детям. И они обязательно расскажут внукам. Вы не исчезли, не ушли в никуда - мы живы, мы помним!


...Историки, мля...

Комментариев нет:

Отправить комментарий