9 авг. 2013 г.

Тетя Фрося и дядя Ваня

Были у нас соседи.
Нет, сначала о нашем доме. Он строился для работников психушки. Внизу - младший медперсонал. Вверху - хирурги, белая кость. Посередине - все, кто посредине.
Тетя Фрося и дядя Ваня жили внизу. Тетя Фрося была санитаркой и гнала замечательный самогон, из-за чего вечерами к подъезду выстраивалась эмоциональная очередь знатоков и почитателей напитка. Дядя Ваня... Не знаю, кто был дядя Ваня, может, и пациент.  К обоим часто прибегала белка, но к дяде Ване чаще. Поздними летними вечерами он исчезал, а она выглядывала в окно и негромко взывала: "Падла! Где ты, падла?" В запое дядя Ваня обычно не доходил до родных пенатов. Между запоями их вообще никто не видел порознь. Всегда вместе, она - в платье с цветами, он - в дешевом чистом костюме. Всегда заодно. Цветы под окном, запах дрожжей из окна.

С визитом белки в доме поднимался крик. Сначала я думала, что они делятся взаимными претензиями, но разгадка таилась в другом: дядя Ваня от невыносимости жизни пытался себя убить, тетя Фрося была решительно против. Спустя годы одна из его попыток, все-таки, оказалась удачной. Тетя Фрося вздохнула с некоторым облегчением, а потом так затосковала, что больше не смогла жить в этом доме, уехала. Прекратились монологи жаждавших бесплатного глотка драгоценной жидкости, растаял со временем сивушный дух, а казалось: проел и стены. Но и цветы под окном не расцвели ни разу, как ни старались поколения новых жильцов.

Что за странные формы принимает любовь!

Комментариев нет:

Отправить комментарий