16 дек. 2013 г.

Я вам расскажу о своем городе

Я вам расскажу о своем городе.
По утрам с моей, некогда пустой, станции метро уходят набитые поезда. И в воскресенье тоже. Раньше по воскресеньям здесь гуляло эхо, теперь его глушат толстые куртки и лыжные штаны. Тренд моего не в меру гламурного города сейчас - лыжные штаны. И ботинки на толстой мягкой подошве. В ботинках - несколько пар носков, штаны раздуваются. Небось, третья пара. Совсем недавно ходили в драных джинсах и мягких шерстяных брюках. И даже в колготках под мини. Теперь все ученые. За спинами - рюкзаки. Меня это, скорее, радует. У меня куча рюкзачков, удобных и красивых. Выгляжу модницей.

Утренняя толпа спокойная и нешумная. Большинство едет в одном направлении, в центр. Лица обветренные, у многих мужчин отросли бороды. Наверное, так теплее. Так проще, наверное. Женщины ухитряются оставаться красивыми. Это очень важно, сохранять красоту. Мы всегда рассматриваем друг друга: ты кто? Большинство - средний класс. Кто вместе, кто поодиночке. Напротив семья: пожилой отец в пристойном пальто, мать - глаза-треугольнички вершинами вверх, взрослый сын с флажком в руке. У каждого свой груз, еда, вода. Я таких люблю - ответственные. Парень над моей головой затерял лицо где-то в бороде. Светит из нее синими глазами. В кроссовки втиснуты все носки, какие только поместились. По-моему, напрасно он это. Если так плотно набивать, будет холоднее. Мальчик с девочкой что-то смотрят на айпаде, смеются. Укутаны, как пингвины, на рукавах ленточки. Вагон пахнет дымом. Верхнюю одежду каждый день не настираешься. Мои волосы пахнут дымом. В моем городе всё работает и все работают. Просто у многих прибавилась еще одна смена. Сейчас они приедут, выпьют кофе, улыбнутся знакомым. Взбодрятся и снова пропитаются запахом дыма. Запах дыма - это не так уж плохо, есть запахи похуже.
Днем картина меняется. На улицах полно бабушек с внуками: забирают из школ, выгуливают. Взрослые заняты. А кто не занят, движется быстро и устремленно. Шастает молодежь с карематами. А на улицах, все-таки, тесно, мой город сейчас как рукавичка. Только в центре - сотни тысяч. Разглядываем друг друга. Солидный мужчина укутан, как капуста. С лица не сходит румянец, обветрилось. Бережно ставит возле себя два огромных пакета Лего. Новый год на носу, привезет внукам подарки. Очень он мне симпатичен. Сейчас отвезет игрушки и пойдет на смену.
Вечером в моем городе всяко. Можно нарваться на кого угодно. Иду мимо автобусов. Рядом стоят плотные парни, одного роста, одного вида. Черные шапочки натянуты на лбы. Мне не по себе, но шаг не ускоряю. Я уже видела такие же компании с резиновыми дубинками. Дубинка прячется в рукав. Однако вот и свет, знакомые лица, ничего особого. Многие кафешки опустели, а раньше было не прорваться. Мне жаль их владельцев. Зато хозяева кофематов, наверное, в восторге. Мы возвращаемся поздно - слишком много дел.  А ложимся и того позже. По ночам смотрим телевизор. Это потому что мой город ночами не спит. Три были страшны. Четвертой не хочется. Но кто-то должен все это видеть.
Я вам расскажу о третьей.  Сейчас в моду вошла отговорка: Что я могу сделать? Мне сказали, велели, меня уволят - что я могу сделать... Но многие вассалы в моем городе сменили сюзеренов. Теперь они рабы совести. Многие не означает все. Так и вышло, что люди теснили людей. Это все уже были ученые. Одни не слишком хотели драться. Другие знали, чего ждать. Девочек убрали, девочки были за спинами, не так, как в первую ночь, когда их жестоко избили сразу же. Час назад пролилась первая кровь, и уже никто никого не слышал, и огромный концертный подиум затрещал, и трещали потихоньку ноги напирающих друг на друга мужиков. Уже, казалось, их не  остановить. И тут кто-то как закричит: Город, не спи! А я и не сплю, я у телевизора. И кое-кто из моих подруг, вижу, не спит. Далеко, не крикнуть в ответ. И тут зазвонили колокола собора. Город мой закричал сам. И я увидела, как с улиц бегут люди...
Он очень древний, мой город. Но многие в нем сейчас наполовину слепы. Видят только то, что укладывается в их представления. Впрочем, так было всегда, просто ярче проступило. Порой мне кажется, что сам город никому не нужен. В него приезжают решать вопросы и устраивать быт. Используют и не стесняются выказывать свою нелюбовь. После долгого перерыва вдруг всплыло старинное: мать других городов. Не уходи, отдай все, что еще не отдано. Хорошенькое почтение к матери. Город мой задыхается в нелепых новостройках и заброшенных руинах. Иногда мне кажется, что его убивают нарочно. Но когда я так думаю, сама, наверное, полуслепа.
Я еще расскажу вам, что делаю сейчас в своем городе. Приходят люди. Говорят обо всем. О своих рабочих сменах. О своих надеждах. О своем страхе. О днях и ночах. Я слушаю их, смотрю в глаза. Они - душа моего города. Мне очень важно, чтобы они не теряли себя. Люди живут надеждой и тревогой. Как специалист я знаю: сочетание экстаза, ужаса, ярости и зависимости - основание для психотравмы.
Когда выдается свободная минута, я хожу по улицам. Рассматриваю прохожих. Улыбаюсь. Смотрю, как они улыбаются навстречу. Я очень люблю тепло и улыбки.
Последнее время, куда бы я ни поткнулась, всякий раз встречаю слова: "Иди и смотри".

Комментариев нет:

Отправить комментарий