14 окт. 2010 г.

Будайский замок

Наш первый полноценный день в Будапеште для меня - особенный. Это 4 октября, день моего святого покровителя, нежно любимого во всем мире Франциска из Ассизи. Для такого праздника больше всего подходит Будавар, Будайский замок. Неоднократно завоеванный и разрушенный, вновь и вновь он восставал из руин, даря надежду на возвращение подлинника короны святого Стефана (есть мнение, что сейчас ее место занимает копия, а возвращение настоящей короны сулит возрождение былого величия венгерских королей).

Я абсолютно убеждена, что первый раз к этому замку нужно подниматься пешком, притом со стороны Баттиани, что напротив Парламента. Крепость строилась для того, чтобы в ней жить, прогуливаться и тешить глаз, поэтому пройдя несколько узких улочек и выйдя на ведущие к замку аллеи, обнаруживаешь, что каждую минуту перед тобой открывается новый, удивительно прекрасный вид. И вот, наконец, Будавар раскрывает свои кружевные объятия. Лестницы светлы, светлы и крепостные ограды, обрамленные темной зеленью парка. На стене - башенки. С некоторых пор на них можно подняться только за деньги (все на продажу - не самый мой любимый венгерский девиз), когда-то я бегала там просто так. Впрочем, боковые башни и стена еще не охвачены коммерческой инициативой.
Главную часть центральной площади занимает собор святого Матяша. Он всегда в лесах, постоянно что-то реконструируется. Это одно из тех мест, с которых начинается любовь к Венгрии. По преданию, первую церковь на этом месте построил основатель страны, святой Стефан, или святой Иштван - так звучит это имя по-венгерски. Сейчас, запечатленный в металле, он смотрит на нынешний храм, оберегая его покой. Между прочим, на постаменте есть и образ архитектора: он протягивает королю макет будущей церкви. Церковь, посвященная Богородице, была разрушена монголами, но спустя неполных три десятка лет отстроена заново. В XVI веке храм захватили турки и превратили его в мечеть. Я слышала, что именно они первыми изукрасили стены собора тончайшими, ни разу не повторяющимися узорами.
Спустя полтора века венгры отобрали свой замок назад, и с этим связана еще одна из бесчисленных легенд собора. Во время артиллерийского обстрела одна из стен церкви рухнула, а на ее месте прямо перед молящимися мусульманами открылась статуя Девы Марии. В тот же день город был сдан - в то время к духовным знакам относились более чем серьезно.
Некоторое время церковь принадлежала францисканцам, а многие, если не сказать большинство здешних великих королей и королев были членами Третьего Францисканского ордена.
Мы отправимся туда вечером на службу, а пока гуляем по немногочисленным улицам замка, попутно обнаружив еще один приятный сюрприз: теперь с Москва тээр сюда часто ходят маленькие быстрые автобусы. Приятность в чем: Будавар ну очень туристическое место. Это означает, что рестораны предлагают довольно плохую еду по таким космическим ценам, что хочется немедленно умереть от голода. Автобус позволяет за несколько минут метнуться на Московскую площадь, пообедать в фастфуде или добежать до Мамонта (этот торговый центр совсем рядом) и поесть, уже с толком, в одном из множества ресторанчиков. Ррраз - и вы снова на горе.
Но кушать мы пока не идем, а идем в Лабиринт, без которого не обходится ни один мой визит в Будапешт. Говорят, что это природные катакомбы, хотя мне кажется, что не все. И вообще, о них говорят разное. Что это исключительно военное сооружение. Что тут велась разработка горных пород. Что работали шахтеры. Что прятались чуть не двадцать тысяч немецких солдат. Я этими вопросами не задаюсь, мне Лабиринт мил сам по себе. С огорчением обнаруживаю, что он стал светлее. Раньше, пройдя чуточку вглубь, мне приходилось на минутку остановиться и успокоить легкий приступ клаустрофобии. Теперь все хорошо видно и совсем не страшно. Зато и вентиляция стала получше.
Вообще, этот лабиринт - концептуальный, исторический. В его более чем километровых переходах можно провести довольно много времени. Здесь и наскальные рисунки, и скульптуры, и музыка, то тревожная, то грустная, то неожиданно веселая - в винном зале. Этот зал один из моих любимых. Продравшись через темные коридоры и барабанный рокот, неожиданно оказываешься в небольшой квадратной пещере, посередине которой - колонна, увитая живой зеленью (как она там растет без света, не пойму). По граням колонны - морды каких-то родственников сатиров исторгают винные фонтанчики. О вине тоже толкуют разное. И что это не вино, а крашеная водопроводная вода. И что видели таблички, мол, вино не для питья. И что все это удовольствие опасно для желудка... Я никого ни к чему не призываю, но в течение последнего десятилетия пью из этого фонтанчика и могу поделиться своими выводами: это вино, самое настоящее, дешевое, пьяное, в разные годы с разным вкусом. Никаких предупреждающих табличек я не видела, желудок ни разу не был против. А вот пить вино из ладошки - наслаждение невероятное. Да и в Лабиринте после этого неизменно теплеет. Кстати, как раз когда мы подошли, в зале что-то сломалось: погас свет, умолкли музыка и фонтанчики. Пришлось бежать полкилометра обратно, жаловаться. Диспетчер куда-то позвонила, и мы поспели как раз вовремя, чтобы увидеть, как выскочивший из стены местный гном с шахтерским фонариком на лбу что-то где-то подворачивает. Через минуту маленькой катастрофы как не бывало.
Но еще больше я полюбила зал, где человеческая фигура охраняет купель с водой. Струится родничок, вполне возможно, что и природный, звучит нежная мелодия, можно сесть на каменную лавку и медитировать сколько угодно. Я так задумалась, что не на шутку перепугала пришедших посмотреть на мою статую немецких школьников. С нервным ржанием они улетучились, и в полумраке снова остались я... вода... музыка... Может, здесь когда-то была подземная часовня?
Последняя часть Лабиринта - сменная. Здесь устраиваются разнообразные выставки и инсталляции. В этот раз мы увидели Пантеон ХХ века. Группа молодых творцов собралась, прихватив с собой ворох культовых предметов прошлого века - от мясорубки до тренажера и игрушечного робота - и, сыграв на всем этом специфическую мелодию, замуровала предметы в подобиях ледяных глыб или просто в пещерах. Запись перформанса нон-стоп транслировалась в кинозале, и это было действительно интересно, но еще больше мне понравилось "Последнее интервью дьявола", снятое той же группой в рамках того же действа. На экране, на фоне соляризованных темных коридоров лабиринта звучал монолог "дьявола", которому пришла пора уходить, потому что все ужасное люди уже сделали для себя сами. Ему было страшно, и он прятался за иронией:
- Люди скажут: "Старый, глупый дьявол! Но, в конце концов, это НАШ дьявол!"
Еще он говорил, что сберечь наше время в вечности может самый нежный, самых хрупкий ангел - Ангел момента. А потом осекся, камера подпрыгнула, и все вокруг побелело. Дьявол ушел и раздался голос Ангела момента - детский голос, говоривший, что без нас он не справится, потому что - кто же даст ему имя? Голос взрослел: "Я умираю. Боюсь, что я уже умер, потому что жизнь момента бесконечно коротка..." Печально и завораживающе.
На выходе из Лабиринта обнаружился обычный титан, коробки с разнообразным чаем, стаканчики, сахар - наливай да пей за деревянным столом. Везде написано "не курить", но мы точно знаем: притаившиеся в стенах работники покуривают по углам - мы одного такого застукали.  Услышав наши шаги, он уронил бычок и серой тенью метнулся в потайную дверь.

Покидать Лабиринт не хочется, но пора: нужно еще прогуляться до службы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий