6 июн. 2011 г.

Музейный день - Музей науки

После Естественной истории хочется отдохнуть. Но рядом же Музей науки! Спереди обманчиво маленький. Бормоча спасительное "на минуточку", устремляемся ко входу. Вообще говоря, не так уж мы и нелогичны: раньше Науку и Естественную историю соединял крытый переход, символизирующий единство и двух зданий, и двух направлений исследований. Сейчас, правда, его закрыли. Так или иначе, мы не ошиблись, здесь очень интересно.
Единственный промах - размеры: глубины этого музея скрываются за горизонтом, а расположенный в нем IMax 3D-кинотеатр кажется крошкой. Жаль, но большая часть фильмов сейчас посвящена космосу, а мы хотели бы про подводный мир, который уже прошел.
История переделов территории здесь сложна. Путем многократного почкования этот основанный в середине XIX века музей отделился от общего конгломерата - Южнокенсингтонского музея, в который, между прочим, входили и коллекции Виктории и Альберта, затем слился с экспозициями патентов.
Викторианское здание внутри оказывается предельно современным. Как ни странно, на дизайне экспозиций отчетливо сказывается былое родство с Музеем Искусств. Сочетание конструктивизма, инноваций и практически идеальной эстетики. Коллекция, как водится, бесконечна, из-за чего довольно трудно ощутить ценность каждого отдельного экспоната. Что это тут мешает на проходе? Ах, "Ракета" Стефенсона. А там - один из первых паровых двигателей. А здесь - разностная машина Чарльза Беббиджа, благодаря которому я сейчас не вожу пером по бумаге, а бью по кнопкам в Интернете. Практически все, кроме паровозов, можно запустить и увидеть в действии.
Восточный зал. Вверх на три этажа снуют скоростные лифты. В воздухе висит гигантское кольцо, по которому бегают светодиодные изображения и тексты. Кто их набирает? Правильно, посетители Энергетической галереи.
Сотворение современного мира. Вдоль линии времен устремляются достижения человеческой мысли, паровозы, корабли... У одного из проходов - этажерка из настоящих автомобилей. По-моему, это еще и вертикальная парковка. Вершина достижений - Космос. Зал его исследования сейчас особенно наряден: памятные даты, как-никак. Британия чествует покорителя звездного пространства, перед нами потрясающий портрет Гагарина. Неподалеку в черной, почти космической пустоте вращается-сияет знакомый шарик. Земля. Изображение суточной давности. Можно сесть и смотреть, как она безмолвно плывет над головами, а можно нажать на кнопки и узнать метеорологические данные. Слева - знаменитая экспозиция Аполло. Почти настоящий человек в абсолютно настоящем скафандре вышел из космического корабля на поверхность Луны. 
Над головой завис сверхзвуковой самолет - выглядит едва ли не пластиковой моделькой. Еще один распластался на стене. Вдалеке совсем уж несолидно теряются геликоптеры. Это галерея "Полет", четыре этажа вверх.
И мы перешли с Востока на технологичный Запад - в этом крыле сплошные инновации, даже кафе хай-тек с органической пищей. На подиуме - дерзкие, но не лишенные эстетики наряды, произведенные из мусора. Мне больше всего нравится бальное платье со шлейфом - все из старых газет. Синий свет, еще одна светодиодная бесконечность над головой. Валимся на скамьи, наблюдаем, как вверху скользят, сталкиваются, сливаются и дробятся световые полоски. Живут своей жизнью. Другая планета на другой планете, а где же мы? Возле касс АйМакса - болид Мики Хаккинена, просьба не фотографировать. Какие-то парни немедленно припадают к машине, делают снимки. Их ровесники за прилавком, видимо, на минуточку ослепли и совершенно ничего не замечают.
Возле нашей лавочки паркуют коляску с малышом, мама уходит на охоту в кафе. Утром мы видели парочку таких же брошенных. Один соскучился и покрикивал, но орать в одиночку было неэффективно. С целью расшевелить дружка годовалый разбойник методично попинывал его ногой, тот метко отбивался, но зубов не разжимал. Наконец подошли подружки, они же счастливые матери, и тут случилось чудо: из колясочек просияли голубыми глазами два совершенно безмозглых ангелочка, неподвижных, как куклы с витрины игрушечного магазина. Много ли мы знаем о своих детях? Брошенный рядом с нами юный ученый, видимо, уже нагулялся. Я сначала даже подумала, что там пустая коляска. Неожиданно вокруг нее материализуется целая семья: мама с пиццей, папа со вторым малышом... Реальности сместились, и я не могу понять: раздвоились они, что ли, как световые линии над моей головой?
Экологическая экспозиция, структура ДНК - везде надо во что-то играть. Клонирую панду. Получилось. Детская площадка, тоже познавательная. Надень тапочки с лапами зверей и птиц и оставляй следы. Зайди в музыкальную комнату и устрой себе дискотеку - на экране движется твое изображение с довольно-таки психоделическими спецэффектами. Пляшем от души. Еще одна мама на всякий случай забирает еще одного ребенка - все-таки, наша аэроспутница была права, их тут слишком много. Впрочем, мы сейчас на их территории. Детвора с размаху стучит по лающим, мычащим и крякающим кнопкам.
Пятый этаж не детский. Здесь находится знаменитая медицинская выставка Веллкома. На четвертом - история медицины. Самый богатый набор инструментов всех веков, бесконечные диорамы, временами весьма устрашающие. Хирургия, военная медицина, наркоз, стоматология, акушерство, сестринское дело... Понимаю, что здесь я как рыба в воде, преисполняюсь торжеством. Все, кто учил меня лечить раньше, чем говорить, вы слышите? Я помню. Не слышите, вас уже нет, но где-то же, наверное, вы за меня радуетесь. Я передала эту любовь своим детям и потому не могу сейчас оттащить дочь от полностью оборудованной современной операционной.
Наконец падаем в кресла на черной лестнице. На самом деле она ослепительно-белая, а за окнами сияет долгожданное солнце, значит, нужно идти на волю. Но у нас нет сил. Созерцаем многоэтажную восточную то ли картину, то ли фреску. Рождение ребенка. Многоэтажную - потому что в этой технике отсутствует перспектива, все на переднем плане. В нижнем уголке трудится роженица с мамкой-нянькой. Остальное пространство занимают счастливый муж и весь гуляющий базар: родня, друзья, музыканты с инструментами, накрытые столы с пирующими, - короче, как обычно. Окидываем произведение искусства мрачными феминистическим взглядами. Тем временем другие измученные странники пристально озирают нас - мало ли, зачем мы тут посажены.
Мы бы уже и на улицу, но на пути выставка физических явлений. Естественно, там находится как минимум три-четыре класса подростков. Выдувают, накачивают, раскручивают, устраивают гонки карбида по воде, топят каплю масла, создают воронки и с оглушительным грохотом запускают ракету. Во мне зреет подозрение, что все эти кнопки, штурвальчики и рычажки подключены к электростанции, и в процессе изучения физических явлений дети освещают полгорода. Протискиваемся, вкладываем свою долю энергии. Удается даже урвать инфракрасные очки. Но настоящий энтузиазм вызывает маленький металлический стерженек в углу одного из залов. Дочка успела поговорить с какой-то девочкой, та ей все объяснила, теперь обе зовут меня. Действительно, чудо. Надеваешь на стерженек коктейльную соломинку, зажимаешь зубами и слышишь музыку. Звук - как в наушниках плеера. Никаких искажений. Все-таки, одно дело знать, что слышишь костями, а другое - проверить это на практике.
Очень хочется кушать. Наигравшись, ищем буфет, а находим новое слово: пикникинг. В одном из залов волной стоят симпатичные бело-красные столики. Школьники усаживаются там со своими бутербродами и занимаются пикникингом, то есть едят. А как же мы? В магазинчике на этом этаже есть только какое-то дорогое и непривлекательное печенье. Попутно разглядываю антистрессовые мячики, сжимаю один в руке. Да, годы в жиме не прошли даром. Предсмертный вопль раздавленного хомячка - и содержимое шарикового брюшка оказывается на моей ладони. В ужасе кладу силиконовый трупик в коробку и, не теряя достоинства, улепетываю.
Кафе внизу уже закрыто, куда же нам податься? Счастье-то какое! Пройдя немного по Эксибишен-Роуд, мы находим целую улицу кафетериев, притом самых разных стран. И  место какое привлекательное! Неподалеку Французский институт, лицей, а также Люмьеровский институт Французского кино. Архитектура соответствующая. Кажется, что сидишь где-то в пригороде Парижа. Останавливаем свой выбор на Тайском Саду - довольно аккуратном заведении с демократичными ценами. Курица в карамели, курица с ананасом, курица в черном соусе, еще какая-то курица, горы лапши с овощами - владельцы кафе смотрят на нас с уважением. Оказывается, палочки могут быть поместительными, почти как экскаваторный ковш. Все дело в аппетите, оказывается. Моя зе бест - курица в карамели. Вернувшись домой, в Киев, пробую повторить это удовольствие. Вы не поверите. Все получается, притом за 15 минут.
Сытость забирает усталость, и мы снова готовы гулять. Но сейчас нужно на Ватерлоо, чтобы узнать, как добраться к Стоунхендж - дольше тянуть мы не сможем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий