22 февр. 2012 г.

Хроника полупустого гнезда

Может, надо было промолчать? Нескромно как-то. Но ведь хочется поделиться.
Кстати, ничего я не понимаю об этой скромности. Как бы noblesse oblige - не ребенок трехлетний, чтобы хвастаться куклой-конфеткой. А с другой стороны...
Встретила вчера бывшего сотрудника, обрадовалась, конечно. На той работе, точнее сказать, на этом телеканале, люди вообще удивительно милые и толковые, большинство из них я или люблю, или очень люблю. Стоим, болтаем, новостями делимся - у него прекрасные, у меня тоже ничего себе. Но настоящее как-то цепляется за прошлое, правда ведь?
И вот в процессе разговора я начинаю понимать, что, находясь в одном шумливом творческом опенспейсе, общаясь и поздравляя с праздниками, мы бесконечно мало знали о достижениях друг друга. Да, конечно, мы сталкивались с разных сторон суматошного телевизионного вскапывания творческих грядок и насаждения в массы разумного и вечного, а иногда глупого и сиюминутного, но. В этот же период я интенсивно училась на курсах повышения тренерской квалификации, выпустила несколько пакетов фильмов, что-то издавала, пересекала по земле Европейский континент, пила пиво на Мюнхенском фестивале и капуччино в голландском притоне, фотоохотилась на модных неделях, поднималась на самый высокий пик Южных Пиренеев и увязала в черных трущобах Монмартра... Люди, сидевшие рядом со мной бок о бок, ничего об этом не знали. А я не знала и не знаю ничего о множестве их достижений, которыми они гордятся не меньше, да ладно, гораздо больше, чем ежедневными трудовыми подвигами.
Так что рассказываю. Вот уже пять дней, как я живу в новом статусе, вызывающем у меня предельно смешанные чувства. Вот уже пять дней, как я называюсь гордым словом "свекровь".  На этом месте дорогие подруги, каждая в свое время, начинали радостно орать: "Поздравляю!" Интересно, с чем. Второй репликой было что-то про бабушку, которой я теперь совершенно точно стану. Размечтались. От самой черной магии, превращающей любимую подругу в жабу, их спасало зеркало, отражавшее мое, хоть и растерянное, но пока еще не покрытое патиной морщин лицо и лишенные седины волосы. Ну ладно, две-три шерстинки не в счет. Так и прошли первые два дня моей новой жизни: смотрела в зеркало и падала в обморок от слова "свекровь". Очень далеко, в другой стране тем же самым занималась моя почти незнакомая сватья, ей теперь придется примириться с анекдотическим эпитетом "теща". Между обмороками мы бились головой о бытовые проблемы, которых, оказывается, в деле образования новой семьи дофигища.
Невестка у меня красивая, стройная, очень умная и своенравная. Последнее качество пугает нас обеих, так как я я тоже не Мать Тереза. Страны, самолеты, километры - на третий день новобрачные приземлились в наших пенатах, и я впервые увидела своего сына с кольцом, что вызвало почему-то спазмы идиотского смеха. Не спавшие за неделю и десяти часов, молодые честно пытались не ронять головы в масленичные блины. А мы с дочкой смотрели на них через стол, как с другого берега неведомой реки, и исподволь постигали смысл слова "никогда". Никогда больше не будет у нас тех же разговоров, ссор, ночного сидения рядышком у компьютеров и утреннего сонного кофепития. Конечно, мы будем видеться очень часто, а висеть на телефоне и раньше не любили, но кто заполнит пустое место по левую мою руку во время семейных кинопросмотров? И кто будет теперь ругаться с сестрой, что закрыла экран? Кто, в конце концов, заварит нам самый вкусный в мире чай? Правду говорят, что в разлуке уходящий забирает с собой треть печали - две трети падают на плечи того, кто остается. А где-то в далекой стране своими двумя третями, наверное, давились новоиспеченные тести и шурин. И уж конечно, пока я осознавала, что нет в мире бриллианта, достойного моего золота, сватья боролась с пониманием, что ее бриллиант угодил в недостойную оправу.
Поздним вечером новобрачные заскочили к нам забрать кое-какие вещи, и сын тут же уснул рядом с изумленной кошкой. Брякнув невестке: "Оставь его, пусть поспит", - я покрылась холодным потом. Да, точно так же я сказала бы любой из своих подруг, но тут - впервые в жизни - я поняла, что во мне слышат наседку, опекающую взрослого дядечку. Интересно, что думает  об этом вечере невестка, с бдительностью овчарки сторожившая новообретенного мужа? Когда-нибудь я ее спрошу, но, полагаю, в ее представлении овчаркой точно был кто-то другой.
Вечер - слезы пополам с вином, утро - кофе, подсоленное слезами. И день, полный поддержкой подруг, ржущих над тем, как мне теперь придется фильтровать базарчик, и краснеющих задним числом за свое былое невесточье поведение. Плавали, помним. Свободное время четвертого дня - бестолковость и прострация. Жалость к себе и сочувствие к невестке, у которой здесь пока - никого. Свадебные фотографии в соцсети. Прелесть что за пара. Смотрим на сына и брата в костюме жениха, думаем: какой юный. Друзья сказали: какой взрослый.
Вечером я встретила сына. Бледный, усталый от хлопот. Полный новым спокойствием зрелого мужчины, главы семьи. Разумные слова, добрые речи. Бестолковые приглашения в гости непонятно когда: занятой мы народ. Само образуется.
Сегодня пятый день моей новой жизни. Кто я? Ни свекровь, ни невестка, ни мама, ни дочь - просто я. Разум и чувства. Утром я поняла, что счастлива.

3 комментария:

  1. Такая замечательная статья!!! Читаю и понимаю сколько любви, мудрости в твоих словах!!!! Ты невероятная!!! Так трогательно (опять обрыдалась)... Спасибо

    ОтветитьУдалить
  2. Ты счастлива - и это главное!!! Удерживай это блаженство и никуда не отпускай)

    ОтветитьУдалить