1 нояб. 2010 г.

Варошлигет, прощание

С самого утра стараюсь не грустить: последний день в Будапеште. Собственно, он предпоследний, но завтра времени хватит только на шопинг. Нужно все-таки воспользоваться солнышком и по-человечески погулять по Варошлигету, парку, где Сечени Цирк и Зоопарк. Я не знаю, почему Варошлигет всегда кажется мне островом. Может, из-за его завершенной композиции, а может, из-за близости воды. Когда-то здесь охотился король Матяш.

Выходя из метро, дивлюсь уличному лотку: лет пять назад я покупала здесь кукурузу у цыганенка. Цыганенок возмужал, теперь торгует целая семья, маленький бизнес растет. Жалею, что не знаю венгерского, я бы с ними поболтала. Чуть правее, в сторону Зоопарка, всегда продавалась разная соблазнительная кустарная чепуха. Подхожу в надежде купить браслетик или металлический кулончик. Увы, глобализация съела ремесла: теперь здесь обычный китайский рынок.
Облизнувшись на Зоопарк, движусь по дуге. С правой стороны - Площадь героев, на которую туристов привозят первым делом. Издали она прекрасна, скульптуры на колоннадах полны яростного величия. А вблизи я ее не люблю, возможно, именно из-за туристов. Там, на Площади героев расположены два великих соблазна: Музей изобразительного искусства и Выставочный зал, он же Музей современного искусства. В обоих, особенно во втором проходят потрясающие выставки. Стараюсь не смотреть в их сторону. Если я туда зайду, выйду только вечером.
Через парк дорога ведет в сторону Картонного замка. На самом деле это целый комплекс строений, да еще и в разном стиле. Трудно поверить, но когда-то он был театральной декорацией. Всю эту красоту и роскошь выстроили из дерева и картона к тысячелетию города, а уже потом, не в силах расстаться с этим великолепием, горожане возвели его в камне. Выглядит комплекс вполне старинным; поверить, что ему чуть больше ста лет, невозможно, даже если твердо это знаешь.  Такое огорчение - озера в парке искусственные, и сейчас они на реконструкции. Я могу только рассказывать подруге, как вода доходит до самых мостков, на которых так приятно вечером читать книгу или кормить птиц. Пытаюсь принять романтичный настрой, но ничего не получается: кругом яростно долбят отбойные молотки. Съежившись, проскакиваю мимо Сельскохозяйственного музея в одном из зданий Замка. Никогда там не была, а вдруг стоило? В музей заходят толпы школьников. Здесь всегда так. Дети хулиганят потихонечку, настроены немузейно. Неподалеку - Францисканский монастырь. Теперь там ресторан, вход на зеленые галереи - платный. Я бы с радостью обняла толстенького льва, охраняющего вход, но прямо по ногам ездит экскаватор - меняет булыжники мостовой. Там же открыта часовня, вход платный. Женщина у дверей гораздо неприветливее, чем ее коллеги в платных туалетах. Внутри - ничего особого, часовня как часовня.
За пустым рвом, окружающим музей, потише. Под узорным мостиком уже пристроился пожить бродяга, вещи аккуратно связаны и сложены на металлические опоры. Как они это быстро, удивительно. Оставив замечтавшегося хозяина, подбегает симпатичная собака. Пользуясь случаем, быстренько ее глажу. Вообще венгры, строго соблюдающие личную дистанцию, не позволяют животным беспокоить окружающих. Мне кажется, я нашла одну из причин замкнутости этого народа. Общаясь, венгры и даже их животные, смотрят прямо в глаза, а глаза у них открытые и беззащитные. Сразу происходит очень тесный контакт - душа к душе. Возможно, дистанцируясь, они просто защищают себя от ненужных ожогов.
На лужайке дико орут подростки. Я пугаюсь, по моим представлениям сразу после этих командных воплей должно начаться нечто наподобие американского футбола. И не получить бы мячом по голове. Но они почему-то мирно усаживаются на травку.
Аллея манит дальше, мимо выставочно-концертного зала. Говорят, здесь бывают веселые молодежные фестивали. Сейчас тут тихо, по ступенькам театра спускаются слепцы, где-то рядом есть не то больница, не то интернат. Интересно, что они там слушали, в тишине? Отзвуки прошедших концертов? С одной из лавочек парень кричит нечто непонятное. Оказывается, просит зажигалку. Иногда я чувствую себя здесь героиней Зазеркалья, ничего не понятно.
В конце парка - Транспортный музей. Здесь тоже полно экскурсий. В ожидании, пока хоть немножко рассосется, съедаю в детском буфете восхитительное пирожное с крепким кофе. Обслуга музея рада и горда, что к ним заглянули взрослые иностранцы. Здесь почти ничего не изменилось: в длинном зале стоят паровозы, в старинных вагонах манекены живут вечной жизнью пассажиров: противный мальчишка высунул язык, дразнит прохожих, дама прихорашивается, стареющий ловелас пьет вино... Этот поезд вечно прибывает к станции, на которой, запутавшись в лентах, стоит бедный телеграфист, в окошечко кассы смотрит строгая дама. Служитель включает звук - удар вокзального колокола, шипение пара, иллюзия становится полной. В другом вагончике можно посидеть, деревянные лавки всегда полны. Здесь вообще очень много чего можно: позвонить в рынду, постучать молотком обходчика по колесам, а на втором этаже - покрутить штурвал корабля в импровизированной рубке.
Раз в пятнадцать минут - полчаса включаются огромные макеты с поездами, трамваями,  вагонетками... Дети их обожают, и не только дети. Как раз в это время в Будапеште проходит фестиваль макетов - действующая выставка полутора тысяч тончайших моделей. Самый большой макет музея расположен подковой. На него можно смотреть, поднявшись на специальную площадку. Пока все бегают за поездами, двое проказников опускают настоящий шлагбаум - теперь никому не выйти. Впрочем, учительница быстро наводит порядок. Сама она - в джинсовом костюме, с огромными карими глазами, выглядит много моложе своих лет. Похоже, дети всерьез расстроены, что огорчили ее. Девочка прижимает руки к щекам. Тем не менее у них есть теперь возможность потянуть за цепь и снова поиграть со шлагбаумом, выпуская нас на волю.
А вот и первое нельзя: в одном из переходов огромная яхта бороздит паркет, бородатые моряки мужественно смотрят вдаль. Когда я пытаюсь их сфотографировать, служитель кричит мне что-то очень грозное. Нельзя так нельзя, я, законопослушный человек, сниму ее сверху, когда все отвернутся.
Есть тут и зал автомобилей, секундант с клетчатым флагом дает вечную отмашку готовому к старту гонщику. Здесь снова все можно, снимай - не хочу: и гонщика, и даму, остановившую на заправке старенький Трабант... Где-то неподалеку расположена выставка авиации. Там, наверное, тоже можно везде лазить, но уже нет сил. Гоню от себя грусть: Элина, впереди еще целый день!
Случайно выбранный троллейбус везет обратно, к Сечени, я хочу напоследок пройтись по Андраши с надеждой дойти до улицы Мод. Когда-то я уже переживала это чувство... Ах да, в детстве. Так, уезжая откуда-то, оббегала напоследок все любимые места, прощалась до следующего раза.

Комментариев нет:

Отправить комментарий