3 сент. 2012 г.

Понавернувшиеся в Афины


По правде говоря, мы собирались в Одессу. То есть мы собирались туда еще с израильского путешествия, да так и не собрались. А тут как раз оказалось, что до середины октября у нас будет всего два свободных уик-энда.
- Поехали в Одессу, - сказала дочь и как-то странно на меня посмотрела.
- А поехали скорее в Афины, - неожиданно для себя самой брякнула я. - Сколько можно тянуть.
Конечно, это было нереально. И конечно, за два дня мы нашли единственную компанию, изволившую продать нам билеты на крошечный чартер и по грабительской цене забронировать номер в квартале нелегалов. А еще спустя два дня случилось чудо: греческий консулят, требующий на рассмотрение две-три недели, открыл нам визы. Еще двое суток меня раздирали противоречия. Понравится ли нам родина предков? Понравимся ли мы ей? Всего один день дома, всего один день...

В Жуляны мы приехали практически без вещей, и слава Богу. Оказалось, что к старому терминалу достроен новый, но в двух остановках. Объявлений не было, спасибо, добрые упаковщик и, кажется, водитель такси, вычислили, куда мы должны ехать, и в прямом смысле наставили на истинный путь. Рассуждая о том, какое счастье, что в мире еще существуют настоящие мужчины, мы поплелись на троллейбус.
В Афинах нас ожидал трансфер. Если честно, из аэропорта Венизелос можно добраться и на метро, но раз уж проплачено... Смуглый парень держит над головой табличку с названием компании. Оказывается, он говорит по-русски. И, оказывается, нас в машине будет всего четверо. На этой оптимистической ноте мы и отправились в туалет. А вы чего обычно хотите после посадки?
Сначала нужно завезти наших попутчиков в пансионат в одном из сателлитов. Не то чтобы вся Греция состояла из одних Афин, но сателлиты давно слились со столицей, по сути, стали ее окраинами. Мы не против сделать крюк, заодно и страну посмотрим.  Под колесами - бархатистая дорога, в машине включен кондиционер, а сидящий рядом шофер рассказывает об экскурсиях. Экскурсии нам не интересны: за один день ничего не успеем. Крепкие парни сзади тоже на другой волне: хотят узнать, где купить шубы, есть ли поездки на винодельческие заводы и стоит ли ехать на Греческие вечера. Вострю уши: на Греческие вечера собирались и мы. Такая форма туристического развода существует во многих странах. Это ужин с этническими песнями и танцами, иногда с цирковыми номерами. О стране из них не узнаешь ничего, не очень-то и хотелось, но где еще две девушки могут провести поздний вечер так, чтобы пристойно, безопасно и весело?
Водитель, он же наш временный гид Демис, сообщает приятную новость. Оказывается, здесь есть город клубов и баров Глифада, где мы не вызовем удивленных взглядов и можем  в полной безопасности развлекаться хоть до утра. К тому же из центра туда ходит трамвай вдоль всей береговой линии. Быстро перестраиваем планы: к вечеру на море, а к ночи - в Глифаду. Уже дома я вспомню, откуда мне знакомо это название. В Глифаде много лет жил Аристотель Онассис. Демис советует не кидаться прямо с трамвая в море, а немного отъехать: пляжи будут почище. Предупреждает насчет таксистов. Как и во всех странах те не прочь обмануть бедных форестьеров, потребовав 150 евро вместо 15, натиканных по счетчику.
Останавливаемся в красивом пансионе. Водитель идет устраивать наших попутчиков, а мы тем временем разминаем ноги, слушаем цикад и любуемся местной затеей. По две стороны сквозного холла красивые фонтаны расположены таким образом, что кажется, бронзовые стекла - зеркальные, отражают один и тот же фонтан, но... отражение другое. За спиной в небо поднимается множество негромких струй, а окна показывают распустившийся водяной тюльпан. Зрелище зачаровывает, особенно когда обнаруживается, что наших отражений в зеркале-то и нет.
Но вот мы в машине одни, знакомимся уже по-настоящему. Оказывается, история семьи Демиса в чем-то похожа на нашу. Его предки покинули страну в результате второй греко-турецкой войны, а потом рукой Сталина были высланы на Кавказ, где и остались. Девяностые годы подвигли их на репатриацию, и теперь рядом с нами сидит человек, нежно любящий обе своих родины и обреченный вечно тосковать по одной из них.
Болтаем обо всем. О Греции, об Украине, о стариках, сидящих в кофейнях и бурчащих о политике, о молодежи, которой положено бунтовать.
- Вы не верьте новостям, - говорит Демис. Греция - бедная страна с богатыми людьми. Мы, конечно, можем выйти из Евросоюза... если кто-нибудь нас из него выпустит. А вот древности свои мы не отдадим никому.
Падает ночь, мелькают города, и мы беспокоимся, успеем ли купить вина в подарок сыну и невестке: магазины вот-вот закроются, завтра, в субботу, мы хотим гулять по городу, а в воскресенье почти все будет закрыто. Наш гид в два счета решает все затруднения: останавливается у маркета - 15 минут до закрытия, - и мы пулей бежим за вином. По дороге я хватаю маленькие банки консервированного тунца, вдруг оголодаем. В очереди - шум, гам, обыватели неодобрительно смотрят на двух девушек, обнимающих четыре большие бутылки, четыре маленькие (выпьем в номере), консервы и упаковку стевии. Представляю, что они о нас думают. Мне очень неловко: стоящая впереди девочка, глядя на нас, начинает присматриваться к вину и сама. Напрасно папа стал с ними в эту очередь прямо у алкогольных рядов. Ему, впрочем, не до нас. У него гора продуктов, на руке висит младшая дочурка, которая уже соскучилась и не прочь пошалить. Наконец его очередь. Дочери помогают, а больше мешают укладывать покупки в пакеты.
По дороге Демис проводит целую экскурсию. Он знает и любит Афины, называет по имени чуть не каждый камень. За высокой оградой разлеглась мохнатая тень. Это Национальный сад.  Мы пойдем туда утром. Сонно тычу пальцем в какую-то колонну, и Демис смеется - это знаменитый афинский долгострой, храм Зевса Олимпийского, о котором он только что рассказывал минут десять. Терпеливо повторяет свой рассказ о храме, который строился больше шести веков. Я непрерывно зеваю и, похоже, ничего не запомню. Наутро окажется, что это не так. Заодно нас дрессируют на предмет безопасности.
- Синтагма, - сообщает шофер. Здесь вы можете гулять хоть в три ночи, здесь безопасно. Но если соберетесь домой, непременно возьмите такси, чтобы оно подвезло вас под самую гостиницу. Да не ведите себя как туристы! Не носите в руках фотоаппарат, смотрите по сторонам, когда достаете деньги. И обязательно оставьте паспорта в номере.
Я не первый раз слышу это предложение. Оно кажется мне странным: кошельки и карточки с собой, а паспорта нет? Потом до меня доходит: для нелегалов паспорт имеет гораздо большую ценность, чем какая-то сотня евро.
Демис показывает нам таверну, где можно хорошо и недорого поужинать, обводит на карте все интересные места поблизости, пишет номер трамвая на Глифаду. Удостоверившись, что мы в заботливых руках персонала отеля, уезжает, оставив нужные телефоны. У нас нет воды и еды, только тунец и вино. Но и сил идти в таверну тоже нет. Портье, а может, и менеджер продает из давно закрытого бара бутылку воды. Еще два раза приходится спуститься, чтобы забрать пульт от телевизора и спросить код вай-фай. Говорить по телефону на английском тоже нет сил, особенно если учесть, что греческий английский довольно-таки странный. А номер хороший. Большие кровати, чистый ковер, холодильник. Паспортов на ресепшене не просят. Напротив, по-моему, живут нелегалы, но что нам друг до друга. Едим тунца прямо из банок, вместо вилок - консервные крышечки.
Выхожу на балкон в горячую ночь. Прямо перед моим лицом дышит листвой платан. Внизу по забору бродят независимые кошки. Напротив - все те же нелегалы, пакистанские семьи. В домах нет окон, только открытые балконы. В темноте мигают телевизоры. Глажу листья платана. Любимое дерево моего детства. Чувствую жгучую боль в глазах. Провожу рукой по щеке - мокрая. Я вернулась.
Среди ночи подскакиваю, разбуженная отчетливой мыслью, пробивавшейся ко мне весь день. Тот город, что снился мне в детстве, тот, яркий, с залитыми солнцем прямым улицами, по которым я во сне то ездила в троллейбусе, то шла пешком под платанами, тот, ни на что знакомое не похожий город - это, конечно, Афины. Я сразу узнала.



Комментариев нет:

Отправить комментарий