26 июн. 2013 г.

Уроки Алегрии

Если ты поднял иголку с пути, будет тебе целый день везти.
(Старинная американская примета)

Порой находишь там, где не ждешь. И, возможно, не то, на что рассчитываешь. Удалось удержать - твое счастье. Иногда я думаю, что одна из самых трудных для удерживания вещей - урок.

С точки зрения эмоций, Алегрия - очень напряженное представление. Атакованы все чувства  сразу, вплоть до тактильных ощущений. И эта вечная мечта человека о полете... Одних полетов Дю Солей хватит, чтобы разжать мертвую хватку здравомыслия и отправить душу вслед за гимнастами, чтобы парила там, в высоте, в свободе, а мы чтобы сидели и немного боялись: вернется ли усталая? Или решит, что не стоит небесная высь темных складок человеческого тела? Пришли и мы, ждали, готовились, сидели, замершие, как дети, честно позволили волшебному действу захватить себя целиком, а главный урок получили, все-таки, не там, где ожидали.
Перед представлением публику сто раз предупреждают: не фотографируйте. Артисты ориентируются на световую разметку, вспышка может сбить их с траектории, и тогда... Наверное, именно со светом что-то оказалось не так. Последний номер, полеты под куполом, на огромной высоте. Два гимнаста уже раскачались на трапеции, чтобы ловить в воздухе партнеров. Прыжок - хлопок рук об руки - и сорвавшееся, внезапно утратившее крылья тело летит вниз, на узкий батут, падает на спину. Тихий вскрик зала. Все происходит слишком быстро и слишком медленно. Гимнаст лежит навзничь, и шталмейстер в гриме старого короля поднимается из своей нарочито небрежной позы: неужели сломал позвоночник? Нет, шевельнулся, поднимается. Общий выдох. А музыка гремит, а номер продолжается, трапеция раскачивается, чтобы подхватить гимнаста с другой стороны, хлопок - и еще одна бескрылая птица рушится на батут. И, несмотря на гром музыки, кажется, что зал охвачен мертвой тишиной. И тут кто-то за моей спиной начал хлопать почти неслышно, но упорно. Пара ладоней, еще пара - аплодисменты расходятся кругами, и все мы понимаем, что нужно делать. Аплодисменты перекрывают мелодию, твердят: давайте, давайте, ничего не потеряно, мы верим, мы знаем, что вы крылаты. И два падших ангела снова взлетают под купол, как будто не было ни страха, ни боли, ни гнева. Взлетают - и просто начинают номер сначала. Прыжок - удача. Зал орет. Еще один - все в порядке. Зрители срывают голоса. Они действительно крылаты. И номер идет, как по маслу. На финальном выходе зал аплодировал стоя, как обычно на Алегрии. И не как обычно, потому что в эти минуты мы были все заодно.
Представление окончилось слишком быстро, не может быть, чтобы так быстро. Все еще одуревшие от потрясения и счастья, выходим на площадь, обсуждаем главный урок. Упал - встань. Просто встань и начни сначала. Кто-то в этом мире в тебя верит. А крылья ломаются не так уж легко. На ступенях стоит красивая семья, они тоже были на шоу. Прямые осанки, яркие улыбки, отличные волосы. У всех, кроме одного из мальчиков. Он совершенно лыс: ни волос, ни бровей. Бледное, чуть припухшее лицо. Все мы знаем, что это означает. Рак. Химиотерапия. У него много кошмарного за плечами и, возможно, много еще впереди. Как хорошо, что он был там. Какое счастье, что видел эти падения. Боль ничто. Упал - встань. Встань и расправь крылья. Нельзя подводить тех, кто в тебя верит. Начни сначала. Лети.
А еще подумалось. Иногда не удается узнать, для чего все так происходит. Эти гимнасты - мы так волновались и радовались за них, они сорвали овацию, но за кулисами к ним, наверное, вернулись и страдания ушибленных тел, и досада, и злость. Что бы они подумали, если бы кто-то сказал: вы упали для того, чтобы маленький мальчик получил силы бороться за жизнь? И это действительно был самый главный урок. Все на свете происходит не из-за чего-то, а для чего-то. Просто не всегда удается это узнать.


Комментариев нет:

Отправить комментарий