30 окт. 2010 г.

Геллерт - царство неги

Собственно говоря, произнеся "Геллерт", не обозначишь ничего, потому что это название и горы, и расположенной у ее подножия гостиницы, и термальных купален. Еще здесь есть Цитадель, на которой держит лавровую ветвь знаменитая женщина - именно ее приводили в пример киевлянам, возводя эээ... красоту на Майдане Незалежности. Внутри горы есть водохранилище, чуть дальше расположилась Обсерватория, а в Цитадели приютилась гостиница, недорогая по той простой причине, что добираться придется пешком - задача не из легких, а поздним вечером еще и не из приятных.

28 окт. 2010 г.

Маргитсигет

На улице - солнце, ни единого облачка, а значит, это самый подходящий день, чтобы навестить Маргитку Арпад, святую Маргариту Венгерскую. Это она по папе Арпад, дочь короля Белы IV, а с маминой стороны она - Ласкарина, дочь греческой принцессы и внучка византийского императора. Еще у нее есть тетка, святая Елизавета, красавица и покровительница бедных, и две сестры, Кунигунда и Розалинда - обеих особо почитают в Польше. В этой гордой и своенравной семье удивительно красивы все, и сама Маргит прекрасна, как звезда.

27 окт. 2010 г.

В Оперу средь бела дня

 Вообще, нормальные взрослые люди ведут себя иначе. Они кладут в чемодан вечернее платье (ах, да сколько там того платья!), приличную обувь и лак для волос. Они заказывают билеты заранее и, набегавшись по горам, переодеваются, вызывают такси и едут слушать Верди. Или Пуччини. Моя дочь именно так и поступает. Может, когда-то и я так поступлю, очень на это надеюсь. Но каждый раз, бросая в рюкзак пару футболок и пижаму, я прихожу к выводу, что это непосильный груз, и оставляю все атрибуты приличной жизни дома.

21 окт. 2010 г.

В горы! В горы! Зубчатая и Пионерская

На следующий день, кажется, распого... распога... Погода улучшается, в общем. Нельзя терять ни секунды - горы ждут!
Для начала нужно найти Зубчатую дорогу, а я не помню, где она находится, и не знаю, как называется на английском, а особенно на венгерском. Меж тем, найти ее в стандартном путеводителе сложно: для местного населения это не развлечение, а обычный транспорт. С картами - отдельная проблема, они не умещают в себя окраин. В результате полгорода не отображено вообще нигде. У меня есть GPS, но я же не знаю, что искать. Помню только, что от Москва тээр.

Бульвар Андраши - возрождение

Кажется, ливень стал еще сильнее. Не спасает ни плащ, ни зонтик. В обуви вот-вот заведется рыба. Самое правильное решение - домой.
Проехав пару остановок, я не удерживаюсь: "Выйдем на Октогоне. Ну, на минуточку. Как он там?" Подниматься на Октогон я немного боюсь, и тому есть причина. Эта площадь, как и весь район вокруг, как и проспект Андраши, под которым проложена Желтая линия метро, создавалась для любителей роскоши. Октогон является именно тем, чем называется:

20 окт. 2010 г.

Что было, то и полюбила?

Вчера состоялась дискуссия на любимую тему. Знакомая москвичка сообщила, что в ее ареале "мужиков метут, как горячие пирожки, вплоть до самого неликвида". На вопрос "зачем?" ответ был - сие иррационально. Другие участницы дискуссии дали твердую, хоть и неконкретную формулировку: потому что каждая женщина хочет любви. Если присмотреться, отсюда вытекает определенная логическая закономерность, характерная отнюдь не для одного отдельно взятого города. 

19 окт. 2010 г.

Будапештский зоопарк

Этого я никогда не пропускаю. Стоит мне оказаться в Будапеште, и я пулей лечу в зоопарк. Те, кто говорит, что не может видеть, как зверушки мучаются в клетках, могут быть спокойны: сотрудники Будапештского зоо тоже не могут, поэтому клеток здесь нет. Точнее, есть одна. В нее можно подняться по узкой  лесенке, чтобы понять, как выглядит мир из-за решетки. И хорошенечко запомнить увиденное.

16 окт. 2010 г.

Красный шлам

Вечером того же, праздничного 4 октября мы понимаем: случилось что-то страшное. В  гостинице почему-то нет нормального спутника. К нашим услугам - венгерские каналы, пара немецких и ВВС. ВВС молчит, а по всем телеканалам страны передают что-то странное. Какие-то люди, покрытые ожогами, притом, на вид не термальными. Какая-то буро-оранжевая грязь. Кто-то в резиновых сапогах бесцельно возит по ней лопатой. И снова обожженные люди. В Будапеште все тихо, значит, это не здесь. С гор сошел сель? Но откуда эти страшные следы: на некоторых жертвах практически нет кожи. Разве сель бывает токсичным? Из телепрограмм возникает впечатление, что и все вокруг не вполне понимают, что произошло.

15 окт. 2010 г.

Магнетизм Будавара

У Будайского замка есть одна особенность: небольшой, он проходится туда-сюда очень быстро, казалось бы, можно уже и дальше, ан нет, замок не отпускает. Такое впечатление, что где-то в соборе св. Матяша заложен мощный магнит, и вы находите тысячу причин, почему вам нужно еще раз к нему вернуться или снова и снова бродить концентрическими овоидами. Внешние улицы - внутренние, вид на Парламент - Будайские горы (кстати, они почти полностью поросли домами, да недешевыми) - маятник, движение которого прерывает лишь остановка на чашку кофе.

14 окт. 2010 г.

Будайский замок

Наш первый полноценный день в Будапеште для меня - особенный. Это 4 октября, день моего святого покровителя, нежно любимого во всем мире Франциска из Ассизи. Для такого праздника больше всего подходит Будавар, Будайский замок. Неоднократно завоеванный и разрушенный, вновь и вновь он восставал из руин, даря надежду на возвращение подлинника короны святого Стефана (есть мнение, что сейчас ее место занимает копия, а возвращение настоящей короны сулит возрождение былого величия венгерских королей).

Разбирая фотки...

Вот и меня экономические рамки заставили отказаться от пленки. А ведь я так стойко держалась. И доказывали мне, что это все одинаково и цифра даже лучше, и уговаривали, что - а зато какие возможности поделиться с друзьями! Не поддавалась. Тем более что цифра ни разу не лучше пленки. Зря я, что ли, кинофак оканчивала, чтобы таких вещей не знать.

13 окт. 2010 г.

Не совсем туристический обзор

Спустившись в метро на Ньюгати, я обнаруживаю сразу два сюрприза, приведших меня в панику и восторг соответственно.
Первый - это цены. Мама родная... Будапешт никогда не был дешевым городом, но чтобы так... Слава Богу, нам хватает на проездные. Я всегда покупаю в Будапеште проездной на все виды транспорта. Он дорогущий, но словосочетание "все виды" в данном случае ни разу не эвфемизм: всякоразного транспорта здесь немерено.

12 окт. 2010 г.

Возвращение в Будапешт

Я не была там несколько лет и страшно скучала. Этот город для меня - как дом дедушки, которого у меня не было. Даже постель в гостинице кажется детской кроваткой, из которой я чуть-чуть выросла, но в которой снятся такие сладкие сны. Дом, милый дом, не мой, но мне в нем рады.
В этом городе, взглянув мельком в зеркало, я обнаруживаю примерно то, чего ожидала - себя, такую, как я вижу изнутри.

1 окт. 2010 г.

Миланские бабочки и чувство вины

Бывает же так - принимаешь твердое решение обкатать миланский подиумный макияж, о котором только и судачили после Недели моды, рисуешь на веках вариант-лайт: не синюю, как в Милане, а голубую маску-домино, подобную смальтовым  крыльям бабочек, выходишь на улицу и понимаешь, что выбор подходящий, что залившие за вчерашние дрожжи пролетарии теряют орбиту и восклицают что-то невнятное, но в целом комплиментарное, женщины среднего класса грустнеют, опускают глаза и задумываются о жизни, старушки - отдельное чудо - невозмутимы, а родной миддл-ап, еще не поняв сути перемен, уже поощряет и одобряет, и щедро дарит фразы благозвучные, но по сути совпадающие с теми, что ты только что слышала от неприхотливых потребителей огненной воды, и ты  понимаешь, что бабочкины крылья теперь не только окружают твои сияющие глаза, но и незаметным образом отросли за спиной, чтобы неощутимым трепетом вознести тебя к вершинам торжества, над которыми ты и не вспомнишь, сколько решимости тебе потребовалось, чтобы совершить этот эксцентричный шаг, наплевав на то, что пятница и ты уже пять дней и целую жизнь как устала, но там, наверху, этого незаметно, и ты уже почти совсем оторвалась от земли, как вдруг видишь лицо сумасшедшего, прожившего всю свою жизнь в соседнем квартале, и думаешь, сколько ему лет, скользишь из прорези маски глазами - тепло ли одет, ведь утро на редкость холодное, и с давно привычной болью вспоминаешь, как он общителен, как снова и снова стучится из своего, только ему видимого мира, ко множеству снующих, стоящих, сидящих вокруг, чтобы просто поболтать, но ему редко когда это удается, в тысячный раз пытаешься заставить себя порадоваться тому, что он всегда в хорошем настроении, что кто-то его одевает и кормит, отправляет на прогулку и ждет дома, и понимаешь, что по щекам ползут капли, прорезающие в крыльях бабочки не самые прекрасные в мире узоры...