30 окт. 2010 г.

Геллерт - царство неги

Собственно говоря, произнеся "Геллерт", не обозначишь ничего, потому что это название и горы, и расположенной у ее подножия гостиницы, и термальных купален. Еще здесь есть Цитадель, на которой держит лавровую ветвь знаменитая женщина - именно ее приводили в пример киевлянам, возводя эээ... красоту на Майдане Незалежности. Внутри горы есть водохранилище, чуть дальше расположилась Обсерватория, а в Цитадели приютилась гостиница, недорогая по той простой причине, что добираться придется пешком - задача не из легких, а поздним вечером еще и не из приятных.
Говорят, можно как-то иначе, со множеством пересадок - я не пробовала. А вот дневная прогулка в этих краях удивительно приятна, здесь сочетаются природная гармония и созданный человеческими руками уют. Недаром гора входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Единственный диссонанс - с трагизмом самого имени. Епископ Геллерт родом из Венеции, наставник сына св. Иштвана, посвятил жизнь  просвещению Венгрии, а после смерти короля принял страшную смерть. Взбунтовавшиеся язычники сбросили его в утыканной гвоздями бочке с вершины вот этой самой горы. Сейчас на месте его жертвы стоит красивый памятник, окруженный колоннадой, а сам св. Геллерт покровительствует Венгрии.
Купальни Геллерт расположены с тыльной стороны одноименной гостиницы. Гостиница роскошна, и я всегда завидую выходящим из нее людям. У них есть и скидки в купальни, что существенно: здесь дорого. Впрочем, в остальном купальни демократичны: постояльцы отеля не имеют никаких особых привилегий перед "людьми с улицы". А с улицы в основном не подходят, а подъезжают - автобусы. Будапештцы в рабочий день работу работают, местным старичкам это удовольствие не по карману, тем более что есть бесплатные Сечени. Большинство купальщиков - пожилые европейцы, приехали за глоточком здоровья. Впрочем, не все: вот юный полноватый немец отрывается от компании друзей и возвращается с улыбкой: бабулечка, внук тебя не бросил, пойдем дорогая. Подхватывает пожилую фрау под руку, сегодня - ее день. Таких здесь тоже много: английская внучка лет 25 щебечет-разливается с бабушкой. Бабушка с палочкой, и внучка не спешит, и обеим весело, голоса звонкие, как у птичек. Две итальянки, пожилая и молодая.У молодой - пепельные волосы почти до пояса. На родственниц не похожи, больше на приятельниц. У одной сломался шкафчик, другая бежит за помощью. Ой, с этими шкафчиками вообще отдельная история.
Но по порядку. Входы ведут в очень красивый и просторный холл. С двух сторон - кассы, но возле половины - надписи только на венгерском, поэтому они пустуют, когда к другим, с английскими прейскурантами стоят очереди. Меж тем, кассирши понимают по-английски везде. Рядом можно купить полотенца - втридорога, но очень качественные, всякие купальные принадлежности. Можно это все взять в аренду, но никто не знает, где. Это все та же изумительная сторона венгерского сервиса: никто ничего не объясняет, а угадать реально не всегда. За широкими запертыми дверьми - знаменитый бассейн с раздвижной крышей. Сочетание темного, коричневато-розоватого мрамора и голубизны. Купив входной билет, получаю браслетик с кодом, вхожу. Нет, не к бассейнам, в какой-то туннель. Со всех сторон - живое содержимое немецкого автобуса. Узкая лестница вниз, переход, вверх, в сторону - настоящий лабиринт. Дедушка за мной сильно напирает, но я не могу его пропустить. Наконец, площадка расширяется, превратившись во вход к раздевалкам. Дедушка прорывается вперед. Так во в чем дело, он стремился к своей бабушке. Прежде чем разойтись по раздевалкам, они долго и трогательно прощаются, перекрыв проход. Впечатление такое, что они сейчас расстанутся навсегда. Совершенно неуместно вспоминаю слова дяди Мити "Померла, грит, дедушка, твоя бабушка", краснею и прикусываю длинный язык.
Стоп! Оказывается, к раздевальным кабинкам вход закрыт. За это надо было платить отдельно. Что же делать? Служительница пренебрежительно машет рукой куда-то влево. Слева - лестница на галерею. Оказывается, здесь шкафчики и совершенно открытая раздевалка для мальчиков. Обалдев, иду через них. Возрастные мальчики ничуть не против. По-моему, даже за.
Ах, вот оно что. Подойди я с середины этой бесконечной подвальной кишки, увидела бы там указатели: слева - галерейка для мальчиков, справа - для девочек. У девочек - симметричная ситуация, сюда забрел итальянский мачо с вооот такими усами и, несмотря на растерянность, уходить не спешит. Застенчиво хихикая, спрашивает дорогу. Отправляю заблудшего барашка к соседям. К счастью, здесь есть душ, где можно все-таки уединиться со своим купальником. 
И, наконец вот они, купальни. Батюшки, здесь целый комплекс! Одна из лестниц ведет прямо на улицу, там есть открытое кафе, бассейны - плавательный, с холодной водой, и термальный. И множество всяких красот. На улице - около 13 градусов, проскакиваю в плавательный бассейн. Его пол плавно понижается, достигая двух метров глубины. Вода очень хорошая, градусов 19, по-видимому, озонированная - глаза не щиплет. Приходится плавать активно, поскольку все-таки холодно. Прямо под солнцем. Плевать на косметику, выпендриваюсь, как могу. Мужчины рядом втягивают животики и начинают шевелиться активнее.
Из бассейна - пробежаться по светломраморным переходам, прямо по улице и - в горячую воду! Посреди купальни - какой-то мужчина делает водный массаж другому: перекатывает его по воде, покачивает... Тот, второй, похож на мертвое тело, а первый просто перетекает в него, отдает все свои силы. Я подумала, кто-то выхаживает родного сына после катастрофы, но оказалось - это просто местный массажист. Помимо работы противноватый, между прочим. Но когда работает... Это какое-то невероятное действо, глаз отвести невозможно. Я бы тоже попробовала, пусть и за отдельную плату, но совершенно не выношу массаж. 
Крытое помещение манит, как пещера Алладина. Посредине - большой бассейн со скульптурками и фонтанчиками по краям. Он очень привлекательный, но плавать, оказывается, можно только по кругу, по стрелочкам. С детсадовской скоростью, невыносимо. Напротив - еще один маленький термальный, написано, что там бывают искусственные волны. Увы, я так их и не видела. А это что? Вход только для мужчин. С другой стороны - только для женщин. Ну ладно, в порядке исключения пойдем в правильную сторону.
Еще один спуск - ничего себе! Да здесь же целое царство! Кабинки, где можно переодеться и завернуться в простыню, дальше - овальное зеленое помещение с мозаиками и двумя полукруглыми бассейнами. 36 и 38 градусов. Скульптурки, фонтанчики. Звериные морды у входа проливают питьевую минеральную воду. Уйти невозможно. Но за изящными душевыми - хаммам, а рядом - сауна из двух комнат: 60-70 градусов и около 90. На второй - предупреждение: сюда можно только здоровым людям. Все равно заскакивают все. И все вскрикивают, обжегшись о металлический изгиб дверной ручки. Нет, посередине-то она деревянная...
После сауны 36 градусов кажутся слишком холодными. Какое счастье, что здесь, в отличие от Сечени, оплата не почасовая. Из горячей воды очень тянет поплавать. Под открытым небом - цирк, огромные немецкие парни - им и двух метров мало - устроили живую пирамиду в три роста и кувыркаются сверху, с плеч друг друга. Больше в бассейн не помещается никто. Упадет такой на голову... Один совсем расшалился и с воплями повис на стенке бассейна, до воды - метра три. Инструктор такого же возраста мягко его вычитывает. Наконец они накупались, бассейн быстро заполняется мирным населением. После горячих источников ни вода, ни воздух больше не кажутся холодными.
И снова заход в горячую воду, в клубящийся хаммам... Тут можно жить. Молодая женщина свернулась клубочком на мраморной лавке, из воды торчат только голова и рука с книжкой. Немецкие бабушки сбросили годы, болтают и смеются, как девчонки. Глаза круглые, сияют синим светом. Три красотки-турчанки в широких шортиках изо всех сил пытаются соблюдать приличия, держатся особняком. Но скоро вода смывает и их чопорность. Долой макияж и заколки, иссиня -черные локоны играют в струях фонтанчика.
Все бы хорошо, но кушать хочется. Наверху есть кафе. Оплата - только наличными, приходится идти в раздевалки за кошельком. В меню кафе - изысканные названия. На прилавке же лежат исключительно сендвичи с курицей, кофе и пиво. Пиво оставим немецким самоубийцам. Бутерброд вкусен необыкновенно, поглощаю его прямо на свежем воздухе. По улице ходят люди в куртках, разглядывают нас, загорающих с другой стороны решетки. Дело здесь не только в том, что мы распарились: горячие источники сильно прогревают землю, а она - нас, подставивших ноги осеннему солнцу. Рядом садится мужчина, весь в татуировках и с гигантской золотой цепью. Его сынишка носится с дикими криками, ловит голубей. Люди шарахаются. Папа громко кричит на мальчика по-украински. Мой сендвич резко теряет вкус... Подходит женщина, тоже кричит на мальчика, только на русском. За весь день единственная пара, оравшая на ребенка... В конце концов, мне пора.
Солнце почти село, странно выходить в куртке на улицу, по которой я только что  гуляла в купальнике. Уезжать не хочется. Поднимаюсь на гору, захожу в церковь прямо в скале, в пещере святого Стефана. Здесь сплошные переходы, не церковь, а крипта. Прекрасная акустика покрывает и главный зал, и крошечные часовенки в пещерках. Прихожанки неодобрительно косятся на мои мокрые волосы. У священников - внимательные глаза. Это паулины, известные своей теологической и издательской деятельностью. В полумраке так спокойно, что я ежеминутно задремываю.
Дорога назад - одна из моих любимых. Путь от Баттиани до Геллерта чудесен, поскольку проложен по одному из самых роскошных отрезков набережной. А теперь мне пора обратно в Пешт, и трамвай повезет меня через Дунай. Стемнело, по обе стороны реки сияет городская иллюминация, трамвай плывет по мосту в дрожании огней. Даже Париж со стороны Сены не так прекрасен. Панорама разворачивается всего лишь на минуту, исчезает - и вот оно прошло, одно из мгновений, в которые находишь ответ на вопрос о смысле жизни с тем, чтобы сразу его забыть.

Комментариев нет:

Отправить комментарий