29 дек. 2013 г.

Псевдотолерантность, назовем ее так


Смотрю прекрасный американский фильм. Героиня ставит себя во все неловкие положения сразу. Она говорит с черным о расе, с мамой гея - о трудностях жизни ребенка нетрадиционной ориентации и так далее. При этом политика авторов понятна, и мы видим ее подчеркнуто и ясно: черный парень - чуткий и тонкий, гей - добрый и беспомощный, глухой - самый-самый наблюдательный в плане человеческих душ... И который раз меня задевает это плоскостное мышление. Если мы по-настоящему толерантны, зачем так упорно доказывать, что кто-то класснее всех классных? Разве люди не имеют права быть в плохом настроении, странными или просто противными на том основании, что они - люди и разные? Разве их раса, здоровье или личностный выбор действительно влияют на их поведение и требуют особого отношения?


У меня есть цветные друзья. Не понимаю, почему их смущает слово "цветные". В детстве я завидовала черной подружке из-за ее гладкой шелковистой кожи. Мне казалось, что так гораздо веселее. А она брала меня за руку, поворачивала так и сяк, ее удивляло, что с тыльной стороны кисть почти такого же цвета, как ладонь. Тогда мы не знали, что это может разделять. Если я буду стесняться слова "цветной", это будет означать, что я признала неравенство.
У меня есть друзья-геи. Не знаю, способны ли они дружить в моем понимании: мы, все-таки, немного по-разному строим взаимоотношения. Но тепло, взаимопонимание и поддержка между нами точно есть. Если я буду доказывать, что они какие-то особо тонкие и ранимые существа с другой планеты, что будет с моим правом отпускать дружеские колкости и злиться, когда кто-то ведет себя не так, как мне нравится? И что будет с их правом свободно говорить о своем выборе? Если наши разговоры превратятся в сплошные недомолвки - как общаться? Мы не обязаны обожать все влюбленности друг друга, не обязаны даже их принимать. Для дружбы достаточно уважать.
У меня есть друзья-инвалиды. Если я стану создавать им тепличные условия, что останется им самим? Принимать роль ребенка, неполноценного зависимого существа? Сорри, конечно, но зачем мы тогда нужны друг другу? Я уж молчу о том, что и у меня есть свои слабости, и если их, в свою очередь, не будут принимать как нечто обыденное, я обижусь.
У меня есть друзья - представители разных конфессий. Если мы будем постоянно замалчивать свои убеждения, нам придется все время отрекаться от них ради пустого политеса. А тех, кто дружит, невзирая на конфессии, разорвут на части, ведь на этой территории может существовать и неприкрытая вражда. От кого мне отказываться и в пользу кого? Я не хочу такого выбора.
У девочек с золотистой кожей я переняла несколько видов макияжа и способов носить шарфики и бижутерию. Нам по-прежнему нравится смотреть, как и что работает на коже разного цвета. У геев - умение феерично украшать свою обыденность. Кстати, кое-кто сто лет назад обещал мне выезд в лес с чаем и пирожными, и я намерена стрясти должок. У инвалидов я забираю их приемы борьбы за полноценную жизнь. В минуты слабости перед глазами - их улыбающиеся, а порой и хмурые лица. Чужие религии наполняют мои смыслы новыми звучаниями. Взглядами, которые никогда не пришли бы мне в голову. Думаю, все они тоже что-то берут у меня. Может, умение видеть все как есть?
А других людей я не знаю. Кто-то справляется в одиночку, без всякой поддержки. Кто-то беззаветно служит стареющей маме. Кто-то осознает свою беспомощность перед лицом вскормленных на груди кусачих тинейджеров. Кто-то пишет картины. А кто-то музыку. Кто-то берет в пристойный дом полудохлого котенка, чтобы тот вдребезги разнес всю красоту. Кто-то другой проводит жизнь в спортзале, а третий опустошает тощий кошелек и едет со мной помогать больным детям. Кто-то поет в моем доме - который раз не понимаю, из какого чуда родятся эти звуки. Кто-то взлетает, а кто-то терпит фиаско, и бывает, что речь идет об одном и том же человеке. Все мы странные, все с проблемами, все мы победители, и я не знаю, кто из нас победительнее других, и как это определить.
И, пожалуйста, не надо тыкать меня носом в то, что представители одной отдельно взятой социальной прослойки отличаются какими-то особыми человеческими качествами. Это нетолерантно, в конце концов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий