23 мая 2016 г.

Забыть Возлюбленную Богом


Это должно было когда-нибудь случиться.
Глаза Возлюбленной Богом померкли и больше не отражают лунного света. А как она любила лунный свет. Разве кто-нибудь в мире сумеет любить лунный свет так, как любила его Возлюбленная Богом? Остался он теперь сиротой.
Она не танцевала, осыпанная звездной пылью, не пела безумных песен, и вообще, не вытворяла ничего из дамской прозы, написанной козлобородыми мужичонками в надежде хоть так... Но не о них речь. Возлюбленная Богом брезговала пошлостью всякого рода. В лунном свете она... Не знаю, что она делала. И никто не знает. Ведь лунного света на самом деле не существует, он всего лишь отражение. Возлюбленная Богом отражала отражение неведомым никому способом. Теперь его некому отражать. Придется проливаться на танцы нагишом.
Голос Возлюбленной Богом стал похож на звон эльфийского колокольчика. Динь... Это она говорит, что все еще здесь, все еще слышит и любит нас. Бредя по недоступным равнинам - все еще слышит и любит. Кто теперь подаст этот голос? Может быть, колокольчик буддийского храма? Вот поеду туда и услышу в безветрии: Динь... Может, и правда, так отзывается заблудившаяся любовь? Бесприютная любовь, любовь, которую забыли. Для этого сначала нужно забыть.
Забыть Возлюбленную Богом - дело непростое. Чтобы забыть ее, придется вычеркнуть из жизни множество действий и смыслов. Забыть голубой цвет. Все в доме было голубым или, в крайнем случае, золотистым. Это для Возлюбленной Богом. Какие цвета останутся нам теперь? Алый? Нелюбимый зеленый... Придется забыть утренний кофе, полуночный чай, вазы с ландышами на полу и крик "Привет!" на пороге, и высматривание скользящей тени в вечерних сумерках, трижды, чтобы растянуть момент встречи. Забыть благоуханные объятия. Забыть пушистые пледы, макияж на подушках, секретные слова. Три тысячи ласковых прозвищ.
Птицы, наверное, тоже не станут теперь прилетать. То есть другие какие-нибудь прилетят. А эти не станут. Они были здесь ради нее, любившей небо Возлюбленной Богом. И в комнате, которую она выбирала, звенели их голоса за окном. Может, теперь прилетят вороны. Вороны никогда ее особо не любили. Возможно, она мешала им обижать синиц и певчих птиц, не знаю. Отчего бы теперь воронам не прилетать к окнам, утратившим смысл?
Забывание - нелегкий труд. Чтобы забыть Возлюбленную Богом, придется вычеркнуть половину еды и даже пасхальный кулич. Выключать мультики и передачи про животных. Никогда не смотреть ее любимых Cats и Комиссара Рекса. Начать пить антибиотики, потому что - кто теперь будет лечить нас своим волшебством? Купить три тысячи липучек для одежды. Отказаться от поцелуев щека к щеке.
Забвение дробится на корпускулы. Три тысячи корпускул. Становится оглушительным, как шуршание песка в пустыне.
Когда-нибудь я увижу о ней сон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий