11 июн. 2011 г.

Брайтон, ветер и солнце

Большинство путешествующих англичан покупают еду у Марка и Спенсера. Магазины этого бренда есть на каждой более-менее крупной станции и в аэропортах. Приобщаемся к местным традициям и мы, поскольку поезд снова уносит нас из Лондона, на этот раз в Брайтон. На этот раз в информаториуме нам попался терпеливый и вежливый афробританец с дефектами речи: "Бггггайсон? Эсо вам нато ехась с войзала Виксогггия. Все поезфа в эсом напгггавлении ухотяс с войзала Виксогггия." Ну что ж, все понятно: с вокзала Виктория. Еще он пять раз повторил нам, чтобы не выезжали раньше 9:20, тогда билеты будут дешевле.

После долгих переездов дорога до Ла-Манша - пустяк, всего час. Марк и Спенсер оказались молодцы, еда хоть и дороговатая, зато органическая, легкая и сытная, к тому же, в удобных упаковках. За соседним столиком сидит дама в цветастой блузке, разложила блокноты, размашисто и небрежно чертит в них круги, стрелки, записывает какие-то идеи. Пытаюсь угадать, в чем суть ее работы, не получается. Но выглядит очень творчески.
По своебычному везению мы сели на скорый поезд, до графства Суссекс всего пара остановок. Ред Хилл, Гэтвик. Последний мы старательно не замечаем, не хочется думать об отъезде. Патчем, Престон. По мере пути близлежащая дорога из Брайтонской превращается в Лондонскую. Конечная, просим на выход. И - чудо. Час назад мы зябли в курточках и шарфах. А здесь все в майках. Аборигены окидывают нас смеющимися взглядами. Солнце, ослепительное настолько, что нет никакой возможности поверить - в Брайтоне тоже бывают дожди.
Этот красивый город превратился из рыбацкой деревушки в престижный курорт в конце восемнадцатого века, когда в моду вошла талассотерапия, лечение морем. Дань общему увлечению отдал и Георг IV, приказавший выстроить здесь легкий и узорный Королевский павильон. Снаружи - так называемый "индийский стиль". Так называемый, поскольку опытный глаз быстро заметит стилизацию в рамках "культуры белого человека", каковую Англия того времени уверенно насаживала своим колониям. Внутреннее убранство Павильона - преимущественно китайские мотивы, роскошь и изысканность.
Маленькая симпатичная церковь Святого Николая - настоящий герой. Первое упоминание о ней встречается в Книге Страшного суда - всеобщей поземельной переписи, проведенной Вильгельмом Завоевателем в 1085 году. А в 1514-м Брайтон был сожжен французами, но храм уцелел. Пережил он и два разрушительных шторма, уничтоживших всю округу. Сейчас там обитает англиканский приход.
Для того чтобы полюбоваться красотами города, его садами, зайти в аквариум, потусить на одном из многочисленных фестивалей и от души нашопинговаться, одного дня точно не хватит. Лондонцы на денек и не ездят, минимум на уик-энд. У самого вокзала на приезжих прямо-таки нападают распорядители, желающие порекомендовать нужный автобус, подсказать дорогу и втиснуть в руки бесплатную карту города. Люди здесь живее и общительнее, чем столице, но напоминают не своих запроливных соседей, как можно было ожидать, а, скорее, беспечных калифорнийцев. Впрочем, неудивительно, ведь и Калифорния основывалась на смешении испанских и британских кровей. А сам Брайтон  временами разительно похож на Сан-Себастьян и прочую прибрежную Испанию, только в более сдержанном варианте.Но мы по сторонам смотрим не слишком внимательно, потому что в конце прямой улицы заметили море.
Сезон еще не начался, на пляже нет ни раздевалок, ни душей, зато уже готовы к аренде шезлонги, матрасы и защита от ветра, более чем уместная на этом продуваемом берегу. Ветер резкий и холодный, но если плюхнуться прямо на крупную гальку, попадаешь в штиль и жару. Как ни странно, вода довольно теплая, градусов 18,  было бы где переодеться - решились бы на купание. Утро пятницы. У моря в это время сидят лишь редкие группки иностранцев, счастливые обладатели детей и собак, а также лица без определенных занятий - вечный бич бесплатных пляжей.
Набережная Брайтона, та самая, в честь которой был заложен одноименный курорт, а ныне ставка постсоветской эмиграции в Нью-Йорке, настоящий Брайтон-Бич лежит перед нами. Как ни странно, его черты до сих пор легко узнаются в Нью-Йоркском и наоборот. Огромное количество пожилых людей. Они, как и армия обладателей костылей и колясок, приехали сюда за здоровьем. Убитые британским климатом суставы здесь получают новую жизнь, легкие раскрываются, как цветы, и начинают вбирать живительный кислород, сердца бьются ровнее. Некоторые старички лихо оседлали забавные электромобили и электромопеды, на которых можно передвигаться по тротуарам. Несмотря на то что эти транспортные средства приравнены в правах к пешеходам, их владельцам все равно нужно платить дорожный налог, правда, копеечный. А сами они стоят от тысячи фунтов - дорого, но покарманно. Мужчины остаются мужчинами - дедушка на крутом мопедике с алым подсвеченным передком сияет от гордости. Его грузная жена спокойно идет рядом, позволяет мужу играть в свои игрушки. Другой старичок бодрым шагом преодолевает марафонскую дистанцию, опираясь на ходунки, кичится своими мускулистыми руками. Бросаю восхищенные взгляды - это уж как водится, надо, чтобы девушки любовались. Как они все горды своими достижениями! Одетый в хаки парень с ДЦП не позволяет везти свою коляску: сам толкается неверными ногами. И нам дано счастье разделить его радость.
Молодая часть отдыхающих приедет позже, но это не отнимает у Брайтона славы престижного курорта, то есть места немереных понтов. Помимо дорогих и очень дорогих отелей, существуют еще и собаки. Крошечные создания в платочках и ожерельицах дрожат на руках девушек и геев. Изящные грейхаунды поддерживают честь мачо средних лет. Дивной красоты и чудовищного характера акита в кафе принимает правильную позу, чтобы я могла его сфотографировать, с удовольствием позволяет погладить себя двум божьим одуванчикам на костылях, после чего с ревом бросается на подбежавшую слишком близко таксу. Ничего удивительного, красавец медвежонок-акита на самом деле бойцовая порода. Такса, чуть не сложившая голову в его пасти, впрочем, не прочь продолжить знакомство, видимо, что-то услышала в этом рычании, но ее забирают, а акита-ину получает от хозяина хемингуэевского склада такой удар, что я пугаюсь. Сестра побитого пса расстраивается и, пихая морду под все локти, пускается в подробные объяснения, что, во-первых, не надо ссориться, а во-вторых, она хорошая, лучше брата, правда?
Маленький пляжик, за оградой - детское царство. Загадка природы: родители, даже бабушки и дедушки сидят в ветровках, а те, которым все лучшее, возятся рядом в одних подгузниках. Для них здесь насыпали песчаный пляжик, налили мелкое широкое озерцо морской воды - просьба запускать детей в непромокаемых памперсах! Малыши смело преодолевают водное пространство, ваяют песочные бабки, демонстрируют акробатические трюки на площадке, пока родители точат лясы в шезлонгах. Это место - какой-то излучатель мирного счастья, задерживаемся здесь подольше - просто так.
Ориентированные на четыре стороны скамейки защищены от ветра и дождя. Здесь можно окопаться на полдня, перетекать вслед за солнцем. Но еще лучше - кабины, маленькие такие разноцветные гаражи, которые можно купить или арендовать и держать там шезлонги, зонтики и прочий курортный скарб. Открыл ворота, вытащил на солнце пластиковую раскладушку - и вот у тебя личный благоустроенный пляж. С кофеваркой и телевизором.
Разный здесь народ. Вот два растамана без печали включили громкую музыку, продают африканские поделки и танцуют прямо за прилавком для собственного удовольствия. А здесь солидная госпожа продает изысканное серебро и венецианское стекло. Рядом - книги на любой вкус. Говорят, здесь можно торговаться, а уж примерить все украшения тебя чуть ли не заставят со словами: посмотрите, ведь это бесплатно! Торговцы знают, что делают, их товар очень хорош.
Недалеко от самого большого в Европе морского причала - настоящее представление. Смуглые парни натянули между железными сваями слэки и под бой барабанов упражняются в своем искусстве: скользят, бегут по оранжевым лентам, взлетают прямо в небо, переворачиваются над головами толпы, касаются солнца и снова отталкиваются кроссовками от своей шаткой опоры. Один из младших все время падает. Представляю, как оно - на крупную гальку, мысленно ушибаюсь вместе с ним и мысленно потираю плечо. Прямо рядом - островок спокойствия и свободы: светловолосая женщина запустила синего змея и сама парит вместе с ним над резными зданиями, над волнами можжевельника... Чудовищного размера чайки одобряют.
Мы никак не можем отойти от пляжей. Нашли гладкие черные камни вулканического происхождения, заберем их с собой - делать массаж. Народ прибывает, в этой стране рано начинается уик-энд. А нас манит Брайтонский пирс - дощатый помост на сваях с городком аттракционов, кафетериями и прочими радостями жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий