23 июн. 2011 г.

Гостеприимный Ричмонд-Парк

Расселл-Сквер - Холборн - переход на красную линию - Ноттинг Хилл Гейт - переход на Зеленую линию, сельского вида наземный перрон длиной в три вагона, третий по счету поезд отправится на Ричмонд. Сидим на глубокой лавочке, угощаемся рулетиком из лаваша и халяльной сосиски, глазеем по сторонам. Солнце, похоже, опьянило лондонцев. Разноцветные толпы устремляются на окраины с едой, собаками, даже ненужными в этом климате соломенными панамами, даже надутыми кругами для плавания.
В одном из вагонов видели  вполне современного господина в полосатом купальном костюме покроя девятнадцатого века и канотье. Может, член того самого общества купальщиков из Гайд-Парка? Периодически в толпе мелькают полураздетые парни, раскрашенные во все цвета радуги, орут, как попугаи. Дистанцию, впрочем, держат. На их счет у меня особое мнение: сегодня - Международный день борьбы с гомофобией. Наверное, там и сям проходят акции. Не знаю, с чем нужно бороться в Англии. По-моему, с правами однополых пар здесь даже слишком хорошо, несколько в ущерб консевативным гетеросексуалам. Но, возможно, я чего-то и не замечаю.
Рядом с нами сидит затянутая в черный эластан итальянка. Каштановые локоны ворохом брошены на широкие плечи, тонкая талия, дивные ноги, отличный рост. Любимая мужчинами тема раскрыта во всей полноте. Надменный взгляд, на рукаве - надпись "Персональный тренер". Хочется немедленно подтянуться и начать персонально тренироваться. Судорожно проглатываю последний кусок рулетика.
Вот и наш поезд, противу ожиданий, вполне современный, только набит под завязку. Многие выходят на Кью Гарденс, Королевских ботанических садах. Там множество разных чудес, а неподалеку можно купаться. Мрачно завидуем, тоже хотим купаться. Но наша вымечтанная цель - олени Ричмонд-Парка. Говорят, они ходят прямо на свободе. Говорят, можно подойти довольно близко. Совершенно дикие, говорят. Мы и верим, и нет. Нужно увидеть это воочию.
И снова все оказывается не так, как мы думали. Еще дома мы узнали, что расположенный в Ричмонде самый крупный парк Лондона - это почти 10 квадратных километров природы, на которых живет много диких... Нет, не обезьян, а оленей, ланей, зайцев, лис, птичек, наконец. Десять километров - как по ним ходить? Там есть рощи, леса, исторические здания, большую часть которых мы не увидим, ибо далеко, можно кататься на велосипедах или лошадях (самое жестокое мое разочарование - уже в парке оказалось, что лошадей нужно было заказывать по телефону или на сайте), прекрасные сады и обзорные площадки, даже какой-то удивительный вид на Собор святого Павла. Что, по-вашему, можно увидеть на конечной станции полузаброшенной ветки метро? Мы, во всяком случае, рассчитывали на полустанок в траве или нечто вроде и прилично растерялись, оказавшись посреди большого района, по сути, городка с продвинутыми шопинг-центрами, ресторанами, непонятным транспортом... Да, карта есть, и она показывает сразу пять-шесть парков, притом именно к Ричмонд-Парку толком ничего не ездит, а идти довольно далеко. Потерзавшись для приличия сомнениями, решаем гнуть свою линию: нас ждут олени.
Бесконечный подъем на Ричмонд-Хилл, немыслимая красота, вдали сияет Темза, отделенная от нас природной террасой, садами и полями с раскидистыми деревьями - все вместе называется Лондонской Аркадией, и название это ни разу не преувеличение: мы действительно парим над Землей Совершенства. Виды, виды, виды - глаза словно захлебываются красотой. На холме чередой стоят скамеечки, так же, как и в Брайтоне, посвященные памяти кого-то любимого. Любимого сына. Жены, обожавшей смотреть отсюда на Темзу. А вот скамейка "Счастливой памяти Кобза и ЭйДжи, Сумасшедшего пса и Англичанина". Воображение рисует Человека и Собаку, проведших здесь лучшие годы, а потом... Пусть лучше будет, что они уехали. Если бы я знала, где заказать такую скамейку, тоже подарила бы ее городу в память о нашей любви. Со скамьи памяти Кобза смотрю, как по полям носятся другие счастливые собаки: Ричмонд проснулся. 
Ричмонд-Парк поражает. Розарии, фонтаны, выжженная степная трава, пирамидальные деревья - как все это может сложиться в гармоничную картину? А ведь складывается. Идем зелеными галереями, слушаем птиц. Мы попали сюда через правильные ворота: дорога быстро выводит к Пембрук Лодж, где и расположен курган Короля Генриха VIII с его тайным видом на Собор святого Павла, Лондонский глаз и город в целом. Бытует мнение, что здесь, под курганом, лежит старинное захоронение - еще одна память о древних бриттах. 
Угодьями и домами владели феодалы особого толка, двери в их недвижимость были практически нараспашку, благодаря чему парк получил к названию приставку "Гостеприимный". А ресторан Пембрук Лодж, с веранды которого можно увидеть чуть не весь Лондон, раньше был домом Джона Расселла, а потом его внука Бертрана, так что, можно сказать, мы владений Расселлов не покидали.  
Встречаемся на кофе с героиней "Прогулок по Лондону". В ожидании заигрываю с горой меха - за соседним столиком сидит бобтейл. Его хозяин явно предпочел бы, чтобы заигрывали с ним, и очень расстраивается, когда приходит наша подруга. Кажется, она стала совсем англичанкой. Робеем обе: впервые в жизни дарю книгу ее же героине. Ресторан принаряжен в белых тонах, здесь гуляет свадьба. Приходим к единогласному выводу, что ради праздника в таком месте не грех и замуж сходить разок-другой. 
У нашей приятельницы мало времени, но она предлагает переехать в Хемптон-Корт, чтобы посмотреть розарий у замка и лабиринт. К тому же, через дорогу там тоже есть парк с оленями, причем звери совсем близко, прямо у входа. А стада Ричмонд-Парка мы увидим по дороге. Нам жаль покидать это зачарованное место, мы влюбились в него с первого взгляда и на всю жизнь. Но олени! Они одни у нас на уме. Значит, надо ехать. И наконец. Слева, в одной из отдаленных рощ безграничного Ричмонд-Парка - на ум просятся все старинные штампы про "под сенью" - так вот, в сквозной тени деревьев мы видим их! Плотная стая оглядывается на наш визг. Какой-то старичок смеется: да-да, дикие олени без оград и решеток! Нам рассказывают, что подходить к этим зверям запрещено, их охраняет закон. Да и сами они себя в обиду не дадут: моментально выставят частокол рогов. А лисицы Ричмонд-Парка, оказывается, и вообще грабители: подстерегают по ночам парочки на пикнике и, если не дать им еды, могут вцепиться в ногу. 
Прощай, Ричмонд-Парк, прощайте олени, собаки и дети, воздушные змеи, причудливые калитки, Королевская балетная школа, Поэтический Угол... Сердце рвется обратно. Мне кажется, я вернусь.


Комментариев нет:

Отправить комментарий